Стихи

Александр Мельников

Он волком бродит одиноким,
Всю жизнь свою среди людей.
Зовётся другом он немногим,
И нет семьи, и нет детей.
Судьба ему хребет ломала,
Но он опять всегда вставал!
Что было дорого, пропало –
Так волком одиноким стал.

А ты ему стихи читаешь
И хочешь зверя приручить!
Ведь ничего о нем не знаешь,
И зря мечтаешь рядом быть!
Он молчалив, немногословен,
В глазах его всегда печаль.

Вдыхая вольный ветер ловит,
И дней своих ему не жаль.
Ему давно… осточертело
Скитаться по-миру слепым!
Душа мертва, осталось тело,
Да за спиною черный дым…

Он боль свою скрывая носит,
Да в пустоте своей живёт.
Он волком бродит одиноким,
В свой мир уже не впустит никого!
Но где-то в логове глубоком
Еще жива… душа его.

По кусочкам собираю душу,
По осколкам сердца…в никуда,
Ухожу, а слезы душат,
Ухожу, то боли, навсегда…
Я у Бога попрошу прощенья,
Чтоб простил все промахи мои,
Преклоняю перед ним колени,
С губ срывается молитва: помоги!
Не оставь меня, прошу Тебя, не надо!…
Не оставь меня, мне душу залечи,

Слишком много в моей жизни ада,
Ты ответь мне, Бог мой, не молчи!
Ты ответь мне, для чего жестоко
Бьет судьба, да так, чтоб побольней?
Знаю, что даешь Ты мне уроки,
Но не много ли для жизни всей?
Ты прости меня, Всевышний, умоляю!…
За грехи мои и за этот крик души
Я всей душой к Тебе взываю
Помоги мне, Господи, дай сил.

От сажи и пепла черны мои крылья,
От пролитых слёз ветхий саван тяжёл.
Вся боль и все страхи становятся былью,
Уже не вернуться, откуда пришёл.

В багровой пустыне глаза обжигают
Всходящего солнца стальные лучи.
Кто правды не ищет - ничто не теряет.
К забытому сердцу забыты пути.

Во мраке и смраде своей Преисподней
Терзалась душа и просилась наверх.
Прорезались крылья, и к воле Господней
Мой взор устремился, чтоб слиться навек.

Я видел Архангелов, слышал их песни,
И в сердце своём - их биение сердце.
И этих мелодий не знал я прелестней,
А разум лишь жаждал воскликнуть: "Отец!"

И дрожью восторженной белые пальцы
Пытались коснуться сияния звёзд.
И глухо так билось сердце скитальца,
И сладок был вкус этих пролитых слёз.

Но молнией быстрой оплавлены крылья,
И ветер жестокий сбивает с пути.
"Ничто у Тебя не прошу я,
Лишь только, Тебя я хочу обрести..."

Горячий песок, словно адское пламя,
Но в сердце моём в сотни раз боль сильней.
И чёрные крылья, как дьявола знамя,
И мёртвое сердце для мёртвых людей...

Дай Боже мне крылья и духа прощенье
Дай улететь из рабства на волю к Тебе
Дай жизни глоток насладится Тобою
И счастье покой в Тебе обрести.

Друзья! Уже промчались годы,
И я не молод, как вчера.
Но сила истинной свободы
Впиталась в душу навсегда.

И для меня не значит много,
Что может быть с грядущим днём.

Я жив лишь тем – что верю в Бога,
Но верю сердцем, не умом…

Я жив лишь тем, что в Божьей воле
Зову и днем, и ночью тех,
Кто изнемог в сердечной боли,
Не зная, как оставить грех.

Мы ненавидим, но целуем,
Мы не стремимся, но живём.
Мы позволяем, не желая,
Мы проклинаем, но берём.
Мы говорим и забываем о том,
Что любим- вечно лжём.
Мы безразлично созерцаем,
На искры глаз не отвечаем,

Мы грубо чувствами играем
И не жалеем ни о чём ,
Мечтаем быть с любимой
рядом ,
Но забываем мы о том,
Что любим тех, кто нас не
любит,
Что губим тех, кто в нас
влюблён

Александр Мельников

Поговори со мной, мой Бог
Среди смятения души,
Среди борений и беды,
Средь рёва дьявольской орды,
Средь волн ненужной мишуры.

Когда душа кричит от боли,
Когда надежда тонет в море,
Когда мечты уходят вдаль,
Не дав мне времени скрижаль.

Мой круг друзей так обмелел
И мир как будто надоел,
Мой жребий так тяжёл и строг –
Поговори со мной, мой Бог!

Когда в тиши ночной молчу,
Зажегши яркую свечу,
Когда смотрю в глубины глаз
Родной души в полночный час.

Средь вороха ненужных дел
Иль суеты бегущих тел,
Когда стою я на распутье
Дорог, тропинок, перепутий,

Когда закончились все силы
И близок горизонт могилы –
Бегу к Тебе я на порог.
Поговори со мной, мой Бог!

Я на колени тихо встану,
Тебя молить не перестану
Прийти, помочь и дать мне сил,
Чтоб путь мой стал мне снова мил.

Чтобы в стране где я живу
Любили сироту, вдову,
Пришельца братом называли
Убогого - обогревали.

Чтоб искушенья одолеть,
Дойти, добраться, долететь!
Чтобы маяк во тьме светил
И дух мой видя его – жил.

Чтобы гореть, мечтать, любить,
До дна из чаши жизни пит
Услышь молитвы тихий вздох,
Поговори со мной, мой Бог

Когда покажется тебе твоя судьба
Невыносимо трудной и суровой, -
Ты не спеши роптать, что жизнь плоха,
Смирись душой пред волей Божьей.

Мы, люди, очень часто таковы:
Нам хочется здоровья, счастья, мира;
А если Бог нам посылает скорби дни -
Мы сразу же теряем свои силы.

Нам хочется, чтоб было хорошо.
Но почему мы так не замечаем,
Как много есть живущих тяжело
Годами целыми, которых мы не знаем?

Как много есть прикованных к постели
Тяжелым недугом на многие года.
А мы лишь на недельку заболели,
И то уж ропщем иногда.

Когда ты видишь, что идет калека,
Кто вынужден ходить на костылях,
То не забудь прославить Бога,
Что ходишь ты всю жизнь на двух ногах.

Вот палочкой стучит слепой прохожий,
Не видя в своей жизни ничего.
Не знает он ни цвета неба, солнца,
И даже матери не видел он лицо.

А как ты думаешь, за что такая доля?
Ведь он не хуже, не грешнее всех.
Мой друг, чтоб за глаза свои ты славил Бога,
Для всех, кто видит, он пример даёт.

А славишь ли Творца за то, что можешь
Ты слышать голос или говорить,
За то, что дан тебе и слух, и голос,
А вспомни, сколько есть глухонемых?

Для них - ничто прекраснейшие звуки,
Их жизнь течёт в безмолвной тишине.
А мы имеем всё, но пред Иисусом,
Наверно, редко благодарность шлём в мольбе.

На свете и безумных очень много.
О, как безмерно жизнь их тяжела!
Ты слышишь ли Творца, что от порока
Хранит твой разум Божия рука?

Мы с лёгкостью от Бога принимаем
Его охрану, милости плоды.
И часто там Его не прославляем,
Где ждёт Он нашей искренней мольбы.

Для нас она порою незаметна,
Что чудом Он нам многое даёт.
Поэтому кругом живым примером
Людская боль бедой вокруг встаёт.

Запомни это, помни эти взоры
Неоживляющихся глаз слепых!
Запомни несмываемое горе
На лицах всех увечных и больных!

В житейских трудностях, в заботах, огорченьях
Ты не ропщи и не кляни судьбу,
Те люди свою жизнь без промедленья
Охотно бы сменили на твою.

И если у тебя есть тоже трудность,
И если ты всю жизнь несёшь свой крест,
Отчаиваться всё-таки не нужно,
А нужно славить и за то, что есть.

Бог иногда даёт нам скорби,
Чтоб нас проверить, чтоб смирить сердца.
Чрез них Он часто душу нам спасает,
Чтоб не надеялись мы слишком на себя.

Он нам сказал, чтоб были мы довольны
В любых превратностях своей судьбы.
И это слово мы охотно, добровольно
Исполнить свято на земле должны.

Александр Мельников

К Тебе мой Бог мое моленье
Дерзаю с духом произнесть
Излить всю боль и все томленье
Одно лишь только утешенье
В молитве этой Ты и есть
И в счастье пред Тобой склониться
Всем естеством желая скрыться
От всех ненастий и забот
И горько плакать и молиться
От беспощадности невзгод
Ты знаешь сердце мое Боже
Что для меня всего дороже
Всех благ, сокровищ, наслаждений
Одно короткое мгновенье

Побыть наедине с Тобой.
Хочу сказать Тебе мой Бог,
Что духом я не одинок,
Что в сердце моём дышит
Твой Дух надежды, мира и любви
Тот Дух, который не знает тленье,
Не знает боли и тоски
И я учусь жить в Твоём смеренье
В надежде, в вере и любви
И обретаю силу жить.
Тебе мой Бог, Тебе всю душу,
И тайны горечь отворю
Приди, я сердцем жажду слушать
И ощущать любовь твою.

Мой друг, мы жизнью нашей пишем
Свою судьбу. И свой отчет
Мы отдадим, когда услышим
Слова святые: “Се, грядёт!”
И звуки счастья, вопли стона
Тогда разданутся вокруг,
Но будь внимательным, мой друг!

Проникнись этим Божьим словом,
Внимай Ему и будь готов.
Так говорит Великий Бог:
“Когда впервые с горьким плачем
Над Авелем склонилась мать,
Постигнув с горечью, что значит
Иметь, но вместе с тем, терять –
Не ты смотрел на преступленья.
И как впервые над землёй
Раздамся первый крик мучения
Адама с Евой предо Мной.
Не ты смотрел, как одиноко
Им было после без Меня.
Не ты страдал, седев жестоко,
На их беспомощность смотря.
Я не создал их для страданья,
Я не создал их для греха,
Когда вершиной мирозданья
Поставил их двоих тогда.
Не ты мучительно, веками
Терпел падение людей,

Не ты бегущими годами
Их звал к Себе от злых путей.
Не ты любил, не ты в терпенье
Их доставал из бездны зла,
Но Я, лишь только Я, прощенье
Им с радостью давал всегда!
Не Я, а грех их души губит!
Я не хочу, чтоб было так.
Я не хочу, чтоб гибли люди,
Идя на смерть в бездонный мрак.
Пойми, что Я – Отец и значит,
Мне дорога судьба людей.
Я их родил и зло не спрячет
Мольбу и слезы их очей”.
Мольбу и слезы. Слово Бога
В себе скрывает боль Отца.
Его забота и тревога порой
Порой настолько нам близка.
Бывает, вечные законы
Дороже сердцу и родней,
Чем судьбы гибнущих людей,
Как было раньше, в дни Ионы.
Пусть слово вечного Писанья
Не будет нам, друзья, в упрёк.
Дай Бог, чтоб высшее призванье
Не в тягость было нам, но впрок.

Израненной душой в мирских невзгодах

Израненной душой в мирских невзгодах,
Среди толпы, безбожной и слепой,
В чужой стране с совсем чужим народом,
Со страшно покалеченной судьбой Иду к Христу.
Тянусь к нему душою.
Зову Его в страдании. Молюсь,
Чтобы от ран укрыл меня Собою.
С ним легче жить, а без Него – боюсь.

В моих руках Писание Святое,
Читаю – вижу наяву Христа,
Пусть слёзы льют солёною рекою,
Поможет Он им литься перестать.
Ушли друзья? Бог с ними.
Было б больно, Если бы Господь забыл вдруг обо мне.
Но Он со мной – мне радостно и вольно
На этой грустной солнечной Земле.

Однажды всё проходит безвозвратно…
И чувства, и надежды, и мечты.
Всё то, что от души — всегда бесплатно,
От нежности до тёплой доброты…

Но если бы мы знали, что однажды
Увидим близких лишь последний раз,
То в тот момент нам было б очень важно
Не то, что будет завтра, а сейчас…

Сейчас живём… Целуем, обнимаем…
Сегодня часто спорим ни о чём.
А завтра мы самих себя ругаем,
Но только день вчерашний не вернём.

Уходим мы, и нас порой бросают…
К другим уходят и на небеса…
Глаза, как тучи, капли разбросают.
Черна, как сажа, жизни полоса…

И, кажется, не будет встреч чудесных,
И искренних признаний не вернуть…
Что будет завтра — мне не интересно.
Ведь жизнь — она сейчас, и в этом суть…

И если есть, кому в любви признаться,
Кого обнять, кому сказать «Прости»,
То нужно сделать и не сомневаться,
Ведь в прошлое дорогу не найти…

И к будущему тоже не добраться,
Не долетит крылатый самолёт…
Сегодня нужно жизнью наслаждаться,
Спешить туда, где кто-то очень ждёт.

Все планы могут рухнуть в одночасье…
Единственный реально верный ход —
Не отложить любовь, родных и счастье
На завтра, что, возможно, не придёт…

Там, где когда-то равнодушный
К зиме моих тридцатых лет,
Я не сносил ни лжи бездушной,
Ни деспотизма, ни клевет, -

Нет, - я встречал людей с душою,
Счастливых, добрых и простых,
За них мирился я с судьбою
И сердцем счастлив был при них;

Я отдыхал в их тесном круге,
Их ласкам верил как добру,
Я видел брата в каждом друге
И в каждой женщине сестру.

Но и тогда, как будто скован
Их сладко дремлющим умом,
Я втайне не был очарован
Их счастья будничным венцом, ~

Иных людей я жаждал встретить,
Иные страсти испытать,
На зов их трепетом ответить,
Торжествовать иль погибать.

Пора титановских стремлений,
Дух бескорыстного труда
Часы горячих вдохновений,
Куда умчались вы, - куда!

Новорожденные титаны,
Где ваши тени! - я один,
Поклонник ваш, скрывая раны,
Брожу, как тень, среди руин...

В борьбе утраченные силы,
Увы! нескоро оживут...
Молчат далекие могилы, -
Темницы тайн не выдают.